Kahjude vähendamise keskus

Tagasi

21. SEPTEMBER 2017

Часто задаваемые вопросы

Часто задаваемые (ЧаВо) вопросы на тему центра снижения вреда

1. Какой центр планируется открыть в районе Ситси?
2. Почему центр снижения вреда необходимо открыть именно в районе Ситси?
3. Действительно ли в районе Ситси есть проблема наркомании?
4. Может ли центр снижения вреда функционировать в жилом доме?
5. Зачем открывать центр снижения вреда вблизи детских учреждений?
6. Почему нельзя открыть центр снижения вреда на окраине города в пустынном месте, где наркоманы не будут мешать жителям?
7. Почему центр снижения вреда не может быть на Палдиски мнт, где сейчас предлагается заместительное лечение?
8. Правда ли, что после открытия центра снижения вреда в районе Ситси туда начнут ходить все наркоманы Таллинна?
9. Что такое центр снижения вреда и для чего он вообще нужен?
10. Повышает ли наличие центра снижения вреда уровень преступности?
11. Пострадает ли безопасность детей и стариков из-за открытия центра снижения вреда?
12. Что изменится к лучшему после открытия центра снижения вреда в моем районе?
13. Почему услуги снижения вреда не оказываются только в ходе уличной работы и/или мобильно (автобус)?
14. Упадут ли цены на квартиры после того, как по соседству появится центр снижения вреда?
15. Какие деньги связаны с центрами снижения вреда? Откуда берутся эти деньги?
16. Разве наркоманам не все равно, каким шприцем колоться?
17. Почему не подходит такой вариант, когда наркоманов просто изолируют от «нормальных людей»? Таким образом, у всех будет меньше проблем: «нет людей, нет проблем».
18. Неужели безопасность наркомана важнее, чем безопасность местных жителей?
19. Действительно ли наркоманы сами виноваты в своих проблемах?
20. Действительно ли наркоманы специально заражаются ВИЧ, чтобы получать пенсию по нетрудоспособности?
21. Все наркоманы – русские?
22. Есть ли вообще смысл тратить деньги на наркоманов, ведь их все равно нельзя вылечить?

1. Какой центр планируется открыть в районе Ситси?

Институт развития здоровья открывает центр снижения вреда по адресу Ситси 28 в несколько этапов. Начиная с 20 сентября 2017 г., центр работает 3 дня в неделю с 11.00 до 13.00. С 15 октября центр будет работать каждый рабочий день с 11.00 до 13.00. С 01 ноября увеличится количество рабочих часов. Предполагается, что на первых этапах работы центра число клиентов составит до 10 человек в день. После начала работы центра в полном объеме ожидается, что число клиентов  увеличится до 25-30 человек в день. Мы по-прежнему хотим сотрудничать с городскими властями для того, чтобы оценить, имеются ли для оказания услуги снижения вреда, в том числе для обмена шприцев в данном районе более подходящие помещения.

Много говорится о том, что из-за услуги обмена шприцев по адресу Эрика 5А преступность в районе возросла. По данным полиции это не так. Сравнительный анализ 8 месяцев показал, что по адресу Эрика 5А было совершено проступков, связанных с наркотиками, в 2014 году – 7, в 2015 году – 2 и в 2016 году – 1. Преступлений, связанных с наркотиками, было совершенно в 2014 году – 4, в 2015 году – 1 и в 2016 году – 1. Это показывает, что в данном районе число связанных с наркотиками правонарушений уменьшается.

Решение о переезде центра с улицы Эрика было принято управой части города по политическим соображениям. Институт развития здоровья был проинформирован о решении уже после того, как оно было принято.

2. Почему консультационный центр необходимо открыть именно в районе Ситси?

В Таллинне больше всего потребителей инъекционных наркотиков отмечено в районах Пыхья-Таллинн и Ласнямяэ, поэтому оба эти района нуждаются в центрах снижения вреда.

Пыхья-Таллинн – это наиболее проблемный район, куда входит и Ситси, а также часть прилегающих к нему районов Пельгуранна, Копли и Карьямаа. Ситси находится на траектории, по которой потребители инъекционных наркотиков передвигаются между районами Копли, Пельгуранна и Карьямаа, поэтому открытие центра именно в районе Ситси является обоснованным.

При поиске нового месторасположения мы проработали разные адреса, в том числе и в прилегающих к Ситси районах Пельгуранна, Копли и Карьямаа, но подходящего места найдено не было.

3. Действительно ли в районе Ситси есть проблема наркомании?

Да, к сожалению, проблема есть, и большая, и только растет. По данным полиции, количество таких нарушений как потребление и владение наркотиками в маленьких количествах в 2016 году возросло по сравнению с 2015 годом на 83%. Это неоспоримый показатель того, что в данном районе есть потребители наркотиков и что проблема становится не меньше, а, наоборот, все серьезнее.

4. Может ли центр снижения вреда функционировать в жилом доме?

Ни в одной стране не существует правовых ограничений к открытию центра. Центры снижения вреда находятся в торговых центрах, на автобусных станциях, около социальных центров, на центральных магазинных улицах, а также в жилых домах. Отдельное здание или, например, отдельно стоящая модульная постройка была бы, несомненно, наиболее подходящим вариантом для всех, но так как больше всего наркопотребителей живет и находится в больших городах, то найти отдельно стоящее здание в нужном районе очень сложно.

Институт развития здоровья рассматривал разные возможности, большинство вариантов находилось в жилых домах. Рассмотрев все альтернативы, помещения на ул. Ситси оказались наиболее подходящим решением.

В жилом доме возможно организовать работу центра снижения вреда, если придерживаться определенных правил/требований:

  • отдельный вход
  • рабочие помещения должны быть отделены от подъездов
  • обеспечено достаточное освещение
  • применены меры безопасности, прежде всего, установлены камеры наблюдения
  • тесное сотрудничество с охранной фирмой и полицией

Вдобавок центр должен отвечать за порядок на окружающей территории. Это означает, что работники центра должны проверять несколько раз в день прилегающую к центру территорию и при необходимости убирать ее.

Помимо этого, для посетителей центра устанавливаются правила поведения, которые они обязаны соблюдать.

Важно отметить, что планируемый консультационный центр не находится в жилых помещениях. Исторически помещения были использованы для других сфер деятельности, например, развлечений, торговли и т. п. Конкретно это помещение рассматривалось владельцем также как и помещение для увеселительного заведения или бара, что существенно снизило бы безопасность района.

5. Зачем открывать консультационный центр вблизи детских учреждений?

Мы изучили, какие детские учреждения находятся рядом с планируемым центром в районе Ситси. В радиусе одного километра находятся следующие детские и молодежные учреждения: коплинский молодежный центр (280 метров), детский сад Naeratus (350 метров), ясли Päkapikk (450 метров), детский сад Sitsi (550 метров), MTÜ Ilmapuu waldorflasteaed (650 метров), Tallinna vaba waldorfkool (650 метров), основная школа Karjamaa (700 метров), детский сад Kajakas (759 метров), детский сад Pelguranna (950 метров). Остальные детские учреждения находятся на расстоянии более одного километра.

Мы согласны, что видеть людей в опьянении может быть пугающим и неприятным, прежде всего, для детей. Но ни в мировой практике, ни в Эстонии нет примеров того, чтобы центры снижения вреда как-то увеличивали число людей в опьянении или количество проступков (или преступлений) в районе. Так как в Таллинне насчитывается примерно 6 000 людей, употребляющих инъекционные наркотики, значительная часть из которых живет в Пыхья-Таллинне, то уже сейчас существует ежедневная опасность столкнуться с ними.

Мы тоже предпочли бы такую ситуацию, чтобы консультационный центр не находился вблизи детского учреждения. К сожалению, в городе невозможно полностью избежать такой ситуации, чтобы центр не находился рядом с детским учреждением. Поэтому следует найти наиболее подходящее решение и продумать меры, повышающие безопасность.

6. Почему нельзя открыть центр снижения вреда на окраине города в пустынном месте, где наркоманы не будут мешать жителям?

Употребляющие инъекционные наркотики люди не ходят в те места, которые находятся далеко от них или которых они боятся. Примером этого может служить временно открытый центр снижения вреда в помещениях управы части города на улице Нийне, который так и остался невостребованным со стороны потребителей инъекционных наркотиков. В данном случае центр просто не выполняет свои цели – мы тратим деньги и время, в то время как ситуация только ухудшается.

Употребляющие наркотики люди не живут и не бывают на пустырях, поэтому центр, находящийся на пустыре остался бы без клиентов. Ни один наркопотребитель не поедет из-за одного шприца из центра на окраину на какой-то пустырь. Применяя такой подход, мы останемся без возможности создать доверительные отношения с нуждающимися в помощи и направлять их поведение. Шприцы же так и останутся на улице, а ВИЧ будет и дальше распространятся.

7. Почему центр снижения вреда не может быть на Палдиски мнт, где сейчас предлагается заместительное лечение?

В районе Пельгулинна наркоманов живет меньше, чем в Копли, Пельгуранна, Карьямаа или Ситси. Поскольку потребители инъекционных наркотиков живут или большую часть времени проводят именно в дальней части Пыхья-Таллинна, то и центр разумнее всего открыть именно там, где они уже есть.

Пациенты заместительного лечения больше мотивированы изменить свою жизнь и готовы приходить за услугой в район, находящийся в отдалении от их места жительства.

Важно также учитывать и то, что чем больше центр и чем больше его посещает людей, тем больше влияет это на повседневную жизнь местного населения. Например, интенсивное движение людей создает шум. Разумное распределение различных услуг по разным районам помогает избежать создания слишком больших центров, которые не справляются со всеми клиентами. Также один район не должен нести всю нагрузку.

Это еще одна из причин, почему в Таллинне необходимо открыть еще как минимум 3-4 центра снижения вреда. Больше маленьких центров в разных частях города, в которых у работников есть время заниматься нуждающимся в помощи, – это наилучший вариант для Таллинна.

8. Правда ли, что после открытия центра снижения вреда в районе Ситси туда начнут ходить все наркоманы Таллинна?

В Таллинне уже функционирует два центра снижения вреда, которые посещают клиенты со всего Таллинна. Кроме этого, по всему городу проводится уличная работа, также планируется открыть еще два центра в Ласнамяэ.

У нас нет оснований думать, что, например, люди из Ласнамяэ, которые привыкли уже ходить в ближайший к ним центр, изменят свое поведение и выберут другой центр. Услугами центра в районе Ситси будут пользоваться, прежде всего, люди из Пыхья-Таллинна.

Большинство потребителей инъекционных наркотиков получает чистые шприцы в ходе уличной работы, они не ходят в центр каждый день. В центр приходят за консультациями и другой помощью, в том числе меняют и шприцы. По крайне мере на начальном этапе оказания услуги снижения вреда по адресу Ситси 28 обмен шприцев работать не будет.

Предполагается, что центр в районе Ситси будет посещать до 25 человек в день.

9. Что такое центр снижения вреда и для чего он вообще нужен?

Центр снижения вреда предлагает различные услуги, направленные на уменьшение рисков, связанных с употреблением наркотиков.

Одной из таких услуг является раздача бесплатных шприцев и презервативов, но этим услуга не ограничивается. Неотъемлемой частью такой услуги является информирование, предотвращение передозировок, консультирование на тему уменьшения рискованного поведения и мотивирование на отказ от наркотиков (в т. ч. информирование о возможностях лечения и направление на лечение).

Основной целью центра снижения вреда является снижение уровня распространения инфекций, передающихся с кровью. По состоянию на конец 2016 года в Эстонии было зарегистрировано 9 492 ВИЧ-позитивных людей, из них у 229 человек заболевание было диагностировано в 2016 году.

Распространенность ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков людей очень высокая: у 58% из них диагностирован ВИЧ, 90% заражены гепатитом С.

Если раньше ВИЧ распространялся в основном при использовании инъекционных наркотиков, то теперь (в том числе и благодаря работе услуг снижения вреда – консультированию и обмену шприцев) ситуация изменилась: в 60% ВИЧ распространяется половым путем и 40% при приеме инъекционных наркотиков. Это означает, что если ВИЧ распространяется среди потребителей инъекционных наркотиков, то это подвергает опасности и общее население.

Для государства расходы на лечение заболеваний велики. Только на лечение ВИЧ уходит более 10 миллионов евро в год. Сюда также добавляются расходы на лечение других сопутствующих заболеваний, социальную помощь и другие услуги. Все эти расходы мы должны оплачивать из своих карманов, потому что у каждого человека есть конституционное право получать лечение.

Услуги снижения вреда помогают значительно уменьшить различные расходы, связанные с наркоманией. Например, проведенные в Австралии исследования показали, что каждый доллар, инвестированный в программы снижения вреда, помог сэкономить сумму в 21 доллар, которая пошла бы на ликвидацию последствий, если бы этих услуг не было.

Проведенные международные исследования (анализ данных 99 городов) также показывают, что в тех городах, где оказывается услуга обмена шприцев, распространение ВИЧ-инфекции снижается на 19% в год. В то же время в тех городах, где такой услуги не существует, распространение ВИЧ-инфекции увеличивается на 8% в год.

10. Повышает ли наличие центра снижения вреда уровень преступности?

В мировой практике нет примеров, доказывающих, что из-за центра снижения вреда число правонарушений (проступков и преступлений) в этом районе возрастает. В Таллинне также деятельность двух центров снижения вреда никак не повлияла на увеличение правонарушений, связанных с наркотиками. В районе Кельдримяэ в 2014 году было зарегистрировано 120 преступлений, в 2015 году – 145 и в 2016 году – 90. В районе Веэренни в 2014 году было зарегистрировано 141 преступление, в 2015 году – 151 и в 2016 году 78 преступлений.

При оказании услуги на соответствующем качественном уровне число правонарушений можно даже уменьшить, например, за счет тех людей, которые по направлению центра попадают на лечение.

Целью Института развития здоровья является уменьшение связанных со здоровьем рисков и опасностей, а не их увеличение или способствование этому. Проверив большое количество научно обоснованных источников и имея наработанный годами опыт финансирования этой услуги, мы точно знаем, что открытие центра и оказание услуги на соответствующем качественном уровне не несет с собой таких опасностей.

Работа центра снижения вреда, в т. ч. услуга обмена шприцев не увеличивает проблему и не благоприятствует наркомании, потому что:

  • в центре работает персонал, который умеет разговаривать с потребителями наркотиков и направляет их в сторону меньшего употребления или отказа от него
  • при оказании качественной услуги уменьшается число использованных шприцев на улицах, так как возникает место, куда их можно принести обратно
  • людей в неадекватном состоянии не становится больше, так как центр не занимается продажей наркотиков или посредничеством

11. Пострадает ли безопасность детей и стариков из-за открытия центра снижения вреда?

Проведенное Тартуским университетом исследование на тему поведенческих отклонений среди учеников 7-9 классов показывает, что в 2014 году больше всего ученики сталкивались со школьным насилием (22%), а также c воровством (21,7%), агрессией (7,3%) и грабежом (2,5%). Согласно данным исследования 12,7% агрессоров и 28,9% грабителей были в состоянии алкогольного опьянения, 3,6% агрессоров и 10,6% грабителей были в наркотическом опьянении.

Это доказывает, что дети с большей вероятностью могут стать жертвой школьного насилия, чем пострадать от агрессии или грабежа. При этом в случае агрессии или грабежа в 2 раза вероятнее, что это сделает лицо в алкогольном опьянении, нежели в наркотическом.

Да, действительно, люди с необычном видом или в необычном состоянии могут потревожить других людей. Однако эта опасность существует и без центра снижения вреда, поскольку колющихся наркоманов в Таллинне около 6 000 и невозможно полностью избежать столкновения с ними.

Для увеличения безопасности применяются все меры безопасности:

  • устанавливаются камеры наблюдения
  • заключаются договора с охранными фирмами и ведется тесное сотрудничество с полицией
  • инвестируется в улучшение освещения и озеленения
  • работники центра проверяют чистоту окружающей территории ежедневно до и после начала рабочего дня, а также при необходимости в ходе работы

Безопасность жителей района, куда планируется центр, не должна пострадать.

12. Что изменится к лучшему после открытия центра снижения вреда в моем районе?

Потребители наркотиков, посещающие центры снижения вреда, в пять раз чаще бывают согласны принять помощь и обратиться за лечением, чем те, которые не используют услуги снижения вреда. Таким образом, эти центры помогают уменьшить проблему наркомании как в конкретном районе, так и в обществе в целом.

Обмен шприцев является эффективной мерой по снижению распространения ВИЧ. Проведенные международные исследования (анализ данных 99 городов) также показывают, что в тех городах, где оказывается услуга обмена шприцев, распространение ВИЧ-инфекции снижается на 19% в год. В то же время в тех городах, где такой услуги не существует, распространение ВИЧ-инфекции увеличивается на 8% в год.

В Таллинне, благодаря услуге снижения вреда, с улиц убирается примерно 600 000 использованных шприцев в год. Увеличив число центров, мы сможем собирать также и те шприцы, которые сегодня остаются на улице.

13. Почему услуги снижения вреда не оказываются только в ходе уличной работы и/или мобильно (автобус)?

Существуют разные возможности оказания услуг снижения вреда. Это можно делать на базе стационарного центра снижения вреда (в народе известного как пункт обмена шприцев) или в ходе уличной работы, а также т. н. секундарный обмен, т. е. от потребителя потребителю и т. д. Здесь важно помнить, что ни один из этих вариантов нельзя заменить другим.

Например, невозможно в ходе уличной работы проводить экспресс-тестирование инфекционных заболеваний из-за недостаточно стерильных условий. Также невозможно проводить консультирование или делиться информацией, так как на очереди уже ожидают другие клиенты и т. д. Необходимо одновременно предлагать разные формы услуг снижения вреда, потому что только таким образом услуга будет доступна для наибольшего числа нуждающихся в ней.

Обмен шприцев в ходе уличной работы уже существует, и такая работа будет продолжаться вдобавок к созданию центра.

Запуск мобильной услуги запланирован на 2018 год. Это означает приобретение специально оборудованного автобуса, который может быть использован в качестве мобильного центра, и расположение оказания услуги можно менять по мере необходимости.

В Таллинне уличной работой занимаются три центра. В 2016 году в ходе уличной работы с наркопотребителями было зарегистрировано 5 864 контактов. Кроме того, присоединились к услуге 74 новых клиента, и постоянных клиентов в течение года было 780 человек.

Роздано было 198 423 шприца, из которых 146 970 были принесены назад.

14. Упадут ли цены на квартиры после того, как по соседству появится центр снижения вреда?

Мы исследовали влияние центра снижения вреда на цену недвижимости через разные источники, в том числе научные статьи и другие примеры из мировой практики. Нам не удалось найти ни одного научно обоснованного примера, который подтвердил бы, что наличие консультационного центра или центра снижения вреда в т. ч. пункта обмена шприцев влияет на цены недвижимости.

Мы запросили мнение оценщика недвижимости и получили ответ, что в основном отдельные объекты (в том числе и обмен шприцев) не оказывают влияние на рыночную стоимость района, так как решающим фактором является обстановка района в целом (озеленение, доступность различных услуг, конкретная недвижимость, запланированное развитие района т.д.).

В центре города на улице Ластекоду 6 также находится центр снижения вреда, и в его окрестностях не заметно снижения цен на недвижимость по сравнению с другими домами на этой улице.

Возможно, в это трудно поверить, но некоторые арендаторы квартир в доме на Ластекоду 6 месяцами даже не знали о существовании центра, пока не прочли о нем в газетах в связи со спорами насчет центра в районе Ситси.

15. Какие деньги связаны с центрами снижения вреда? Откуда берутся эти деньги?

Средства выделяются из госбюджета. С оказанием услуг по снижению вреда не связаны деньги из Европейского союза или других международных организаций.

В 2016 году на оказание услуг снижения вреда в т. ч. и в Таллинне Институт развития здоровья выделил 419 770,07 евро. Эта сумма просто несравнима с объемом тех денег, которые государство тратит на ликвидацию вреда, причиняемого обществу потребителями наркотиков.

Работники Института развития здоровья и их зарплаты совершенно не связаны с тем, открываются или закрываются центры снижения вреда. Учитывая, насколько сложным является создание услуги снижения вреда и поддержание ее в рабочем состоянии, было бы гораздо проще эти услуги в Эстонии вообще не оказывать. Причиной, по которой Институт развития здоровья все-таки занимается этим, является безопасность и хорошее здоровье жителей Эстонии.

16. Разве наркоманам не все равно, каким шприцем колоться?

Если наркоману дать на выбор два шприца, один из которых чистый, а другой использованный, то он выберет чистый. В противовес распространенному мнению, что наркоманам все равно, все-таки они заботятся о своем здоровье и обычно лечатся согласно предписаниям врача.

Наркоман – это человек, попавший в капкан, он не может или не осмеливается изменить свое поведение. Если относится к нему по-человечески, выслушать его и направить в сторону изменений, он сможет позаботиться о себе.

Эстония продолжает оставаться позорным пятном на карте Евросоюза из-за большого числа новых случаев ВИЧ. Благодаря обмену шприцев, мы смогли замедлить распространение ВИЧ-инфекции, но проблема осталась. Раздавая чистые шприцы, мы снижаем общий риск заражения.

17. Почему не подходит такой вариант, когда наркоманов просто изолируют от «нормальных людей»? Таким образом, у всех будет меньше проблем: «нет людей, нет проблем».

С теми наркоманами, которые совершают преступления, именно так и поступают – их сажают в тюрьму.
Однако доказано, что влияние наказания на улучшение поведения человека – невелико. Для наркозависимых тюрьма – это замкнутый круг. Некоторые наркоманы могут провести в тюрьме полжизни, но это не меняет их поведения.

Тюрьма не помогает вылечить зависимость или решить проблемы, в т. ч. и социальные, поэтому заключение в тюрьму не является эффективной мерой борьбы с наркотиками – это доказывает опыт как в Эстонии, так и в других странах. Такие услуги как лечение и снижение вреда – гораздо эффективнее.

В мире взят курс на то, чтобы по возможности заменять заключение в тюрьму на лечение с целью устранения причины, по которой человек совершил преступление, т. е. зависимости.

18. Неужели безопасность наркомана важнее, чем безопасность местных жителей?

Мы не можем сравнивать ценность человеческих жизней. Если оказание услуг наркоманам было бы настолько рискованным для местных жителей, угрожало бы им, то услуги снижения вреда не были бы настолько широко распространены по всему миру. Например, в Швейцарии, Дании и многих других странах местные сообщества сами требовали от государства открытия таких центров, чтобы снизить уровень употребления наркотиков на улицах и тем самым повысить уровень безопасности для местных жителей.

Для обеспечения безопасности района устанавливаются камеры, физический контроль территории осуществляет охранная фирма, ведется регулярное общение с полицией относительно всего происходящего вокруг. Благодаря этим мерам, анонимность района снижается, и риск того, что наркоман будет нарушать порядок, тоже снижается. Дилеры тоже не хотят попасть в поле зрения камер или охранников.

19. Действительно ли наркоманы сами виноваты в своих проблемах?

Проблемы наркомании зачастую берут свое начало в детском и подростковом периоде. И это не происходит так, что человек делает осознанный выбор: «я буду наркоманом». Никто не выбирает такую «карьеру». А вы сами хотели бы, чтобы вас ненавидели, презирали или осуждали?

Наркомания обычно связана с отсутствием внимания и заботы со стороны родителей, бедностью, несправедливым обращением с детьми, сложными семейными отношениями, несовершенными жизненными навыками, плохими друзьями и т. д. Наши решения в детском и подростковом возрасте часто находятся под влиянием друзей. У детей нет понятия о последствиях.

Наркоманы – это люди, чьи проблемы мы не смогли вовремя заметить, и не смогли им вовремя помочь.

20. Действительно ли наркоманы специально заражаются ВИЧ, чтобы получать пенсию по нетрудоспособности?

Никто не хочет заболеть тяжелой болезнью да на всю жизнь только для того, чтобы потом получать каждый месяц маленькое денежное пособие. Дневная ставка пособия по нетрудоспособности составляет 11,82 евро, или в среднем 354,60 евро в месяц. Если человек каждый день колет себе фентанил, то этой суммы не хватит на покупку наркотиков, не говоря уже о том, чтобы денег хватило на еду и жилье.

Новая система определения трудоспособности исключает такую возможность, при которой человек умышленно причиняет вред своему здоровью (например, не принимает назначенные врачом лекарства) и продолжает получать т. н. пенсию по нетрудоспособности.

21. Все наркоманы – русские?

Нет, это не так. В 2013 году в Таллинне проводилось исследование, по данным которого можем утверждать, что 17% колющихся наркоманов были эстонцами. Доля эстонцев среди колющихся наркоманов растет.

22. Есть ли вообще смысл тратить деньги на наркоманов, ведь их все равно нельзя вылечить?

Лечить наркотическую зависимость трудно, но возможно. Физически избавиться от зависимости может любой человек. Труднее найти психологическую поддержку и решить социальные проблемы, но и это тоже возможно.

Человеку нужно дать возможность пройти лечение, если он хочет. Благодаря лечению, многие зависимые смогли взять под контроль свою болезнь и начали новую жизнь, у них есть семья, работа или они продолжают заброшенную когда-то учебу.

 

Cписок литературы:

  • Broadhead RS, van Hulst Y, Heckathorn DD. The impact of a needle exchange’s closure. Public Health Rep. 1999;114:439–447.
  • Doherty MC, Garfein RS, Vlahov D, et al. Discarded needles do not increase soon after the opening of a needle exchange program. Am J Epidemiol. 1997;145:730–737.
  • Dolan, K. MacDonald, M., Silins, E. & Topp, L. 2005. Needle and syringe programs: A review of the evidence. Canberra: Australian Government Department of Health and Ageing.
  • Guide to developing and Managing Syringe Access Programs, Harm reduction coalition, 2010.
  • Effectiveness of sterile needle and stringe programming in reducing HIV/AIDS among injecting drug users, World Health Organization, 2004. http://www.who.int/hiv/pub/prev_care/en/effectivenesssterileneedle.pdf
  • Hagan H, McGough JP, Thiede H, Hopkins S, Duchin J, Alexander ER. Reduced injection frequency and increased entry and retention in drug treatment associated with needle-exchange participation in Seattle drug injectors. Journal of Substance Abuse Treatment. 2000;19, 247–252.
  • Institute of Medicine. Preventing HIV Infection Among Injecting Drug Users in High-Risk Countries. An Assessment of the Evidence. Washington, D.C.: National Academies Press; 2006.
  • Kwon J, Anderson J, Kerr C, Thein H, Zhang L, Iversen J, et al. Estimating the cost-effectiveness of needle-syringe programs in Australia. AIDS. 2012; 26(17), 2201–2210.
  • MacNeil J, Pauly B, 2010. Case study Impact: a case study examining the closure of a large urban fixed site needle exchange in Canada. Harm Reduction Journal, 7:11.
  • Marx MA, et al. Trends in crime and the introduction of a needle Exchange program. American Journal of Public Health. 2000; 90(12):1933–6.
  • Oliver KJ, Friedman SR, Maynard H, Magnuson L, Des Jarlais DC. Impact of a needle Exchange program on potentially infectious syringes in public places. J Acquir Immune Defic Syndr. 1992;5:534–535.
  • Palmateer N, Kimber J, Hickman M, Hutchinson S, Rhodes T, & Goldberg D. (2010). Evidence for the effectiveness of sterile injecting equipment provision in preventing hepatitis C and human immunodeficiency virus transmission among injecting drug users: A review of reviews. Addiction, 105(5); 844–859.
  • Toronto Dept of Public Works. Needle/syringes collected through the GTNOTS campaign. In: Lurie P, Reingold AL, Bowser B, eds. The Public Health Impact of Needle Exchange Programs in the United States and Abroad. Vol. 1. San Francisco: Institute for Public Health Studies, University of California at San Francisco; 1993:39.